Бабья осень


Ещё летают бабочки и уже летают паутинки — большущие, их несёт вертикально стоймя и они выгибаются, как линзы, как платок на ветру. Бабочки из лета, паутинки от осени.

 
 
Бабья осень
 

Сорока садится на верхушку сосны и верхушка загибается вопросительно. Но все вопросы потом.

Орёл кружит над краем гряды, то влетая в дымку, в зону невидимости, то выскальзывая из неё не совершая движений.

Две сойки летают мимо веранды с регулярностью городского общественного транспорта в обе стороны – срывают орехи, уносят в клювах, прячут в лесу. Делают много рейсов, потом улетают передохнуть.

 
 
Бабья осень
 

Вот он момент, когда в сосновом покрове горы появляется одно полупрозрачное желтое-красное дерево. Возможно, ясень. Один. Будто художник рисовал темно-зелёным густой хвойный лес, а мимо бежал ребёнок и на ходу мазнул кисточкой — легко, наугад — розовым цветом, нежным, как пенка на абрикосовом варенье.

Потом желтых пятен в оперенье леса становиться больше. Желтый начинает сползать в долину и захватывать сады. Потом поспевает хурма.