Пляшущие человеки


В мультипликации есть Дисней и есть перпендикулярные Миядзаки и, например, наш Петров. По степени перпендикулярности Слава и Маша – это Миядзаки детского театра. Как кукла ручной работы отличается от штампованного пластмассового пупса, так их спектакли отличаются от всего, что видят наши дети в электронном, телевизионном, культурно-массовом формате.

Приходишь на их спектакль с улицы, из своей будничной жизни и оказываешься посреди иного космического, информационного и творческого потока. Выходишь обратно на улицу и завидуешь, что Маша и Слава в этом потоке остаются. Живут в нем постоянно. Среди образов, слов и теней.

Я видела шесть детских спектаклей театра «Трикстер» Вячеслава Игнатова и Марии Литвиновой.

«ЭПОС О ЛИЛИКАНЕ» (театр «Тень», «Золотая Маска» в 2010);

«Сказки роботов о настоящем человеке»;

«Сказка, которая не была написана»;

«ЩЕЛКУНЧИК в стиле СТИМПАНК»;

«Зимний эльф» (поставленный в Лондоне);

«Ноев ковчег» в театре Н.Сац (премьера оперы состоялась два дня назад).

(Не видела «Путешествие в страну джамблей» в Пермском театре оперы и балета. 5 номинаций и премия «Золотая маска», 2016 г).

Каждый спектакль потрясал, сотрясал, дергал за какие-то молчавшие, запылившиеся струны в моем, простите, внутреннем пианино. И непонятно, и тревожно — как трикстеры до них добрались?

Слава говорит, что вырос в Ялте, где не было своего театра и поэтому каждый гастрольный спектакль становился событием, чудом и праздником. Он считает — поэтому его собственные постановки держат зрителя в том его детском накале восприятия. Хотя основное чудо — что самому Славе удалось в себе тот детский накал сохранить. Да еще и уметь транслировать его, включать все уровни зрительского восприятия с помощью собственно драматургии, изобразительного ряда, музыки, света и скольжения теней. С применением невероятных технических примочек, но главное — своего воображения.

И тут, представляете, после всего этого космоса Игнатов и Литвинова делают взрослый спектакль. Пластически-поэтический, еще и с элементами театра теней

 

– Спектакль родился из острой потребности осознать и отпустить свое прошлое, проговорить, прожить его на сцене… – говорит Вячеслав Игнатов. И выращивался он прямо на площадке. Я, Маша, Денис Бородицкий и актеры собирались и рассказывали каждый о своем опыте, о своей жизни, о том, кто что хочет отпустить и кто что бережет и сохраняет…

И как у настоящих художников, у них это получилось не только про себя.

Я сама – человек языка, фейсбука, а не инстаграма, слова, а не движения — чисто филологический человек. Язык хореографии мне не родной. И я приготовилась, что если ничего не пойму в «Частях тела», то буду слушать музыку, потому что музыка у «Трикстера» всегда роскошная, точная, прицельно бьющая по эмоциям. Но начался спектакль, и при минимуме слов – в нем все было понятно.

Это новое ощущение: будто учил, например, японский где-нибудь в Подольске, один на один с собой и среднерусским пейзажем, а потом попал, например, в Осаку, кругом все незнакомое, непривычное, японское, а ты сидишь – и все-все-все понимаешь…

«Части тела» — живое, актуальное, трепещущее на острие современности высказывание. Если свести к элементарному, то будет, как если маешься и примерно догадываешься от чего, но до диагноза никак руки не доходят, а заходишь в фейсбук по служебной надобности, а там кто-то умный и сильный описал, что у него то же самое и, главное, сказал, что с этим делать. И настроение улучшилось.

 

Бывает, и на русском языке что-то рассказывают, а непонятно о чем.

Бывает понятно, но неинтересно.

Бывает интересно, но не про меня.

Бывает понятно, но неталантливо и не трогает.

А чаще всего и неинтересно, и не про меня, и не трогает.

А тут говорили на языке движения – и понятно, и интересно, и все про меня.

И сразу видно – где любовь, где мука, где детство, где взросление, где радость, легкость, где вопросы, а где ответы…

А еще – тени.

– Театр теней – жанр древний. Нам интересен тот его вид, что возник во второй половине XX века, с развитием электричества, — говорит Слава. Я называю его объемным театром теней. И вот тут неизведанных возможностей огромное количество. И хочется постоянно экспериментировать с ними, придумывать в голове, пытаться осуществить на практике, там сталкиваться с невозможностью и тут же находить возможность…

 

Это они изобрели, придумали и реализовали НОВЫЕ ПРИЕМЫ ТЕАТРА ТЕНЕЙ. Объемного театра теней. И это приемы с высокой силой воздействия на зрителя. И это поражает. Потому что вот кто из нас что изобрел за последние, скажем, полгода? Я – ничего. А тут люди изобрели совершенно новые приемы в древнем театральном жанре. И это запишут в историю театра: «придумал и применил впервые Игнатов В.»

А мы первые – кто видит, как все это работает.

«Части тела» — подарок тем, кто хочет знать и понимать себя. Можно читать статьи, теории, пытаться осознать сложное на уровне логики и рацио, а можно раз – и играючи поймать ощущение, сделать открытие и узнать ответы на уровне вибраций, интуиции, шестого чувства. И вот тут – искусство, танец, движение, тени и музыка, и целостно – спектакль – просто незаменимы. Это как вдруг увидеть себя со стороны и, возможно, начать меняться.

Leave a comment