А кто не хотел убить свою женщину?


Принять закон о домашнем насилии у нас не могут. Позиция государства в том, что такой закон разрушает институт семьи. В УК РФ была предусмотрена уголовная ответственность за домашние побои, но два года назад внесли поправку, отменяющую эту ответственность. Комментарии противников закона — это уже какое-то мракобесие.

Статистика чудовищная. Женщин бьют, калечат, насилуют. Мужчины, которые это делают, не только никогда не несут ответственность, но и остаются «рукопожатными» во всех социальных группах и одобряемыми братанами, «настрадавшимися от баб».

Теперь этот кошмар в Питере, где доцент Соколов расчленил студентку, но так наклюкался в процессе, пока ее пилил, что свалился в Мойку с женскими руками в рюкзаке. Поэтому и был «пойман». Прибежали к нему домой, нашли труп без головы, ног и рук. Оформили явку с повинной (!), «защита будет отрабатывать версию самооговора».

А вчера адвокат уже попросил для него домашнего ареста. Доцент же Соколов в своих показаниях повернул все дело так, что студентка «сама виновата». Вот и Клуб исторической реконструкции поддерживает доцента Соколова, приводит исторические аналогии и называет все это «проступком». А ещё желает ему сил и терпения и присовокупляет к милому письму поддержки следующее выражение: «А кто не хотел хоть раз убить свою женщину?»

Ольга Бузова не то, чтоб моя любимая героиня, но нельзя не признать — женщина сильная и смелая. Так вот, она выступила ЗА закон о домашнем насилии и признала, что муж ее лупил и в милиции это подтвердили. В комментарии к ней пришли сто тыщ человек, которые высказывались в том смысле, что так ей и надо и «еще мало». 16 век, первая четверть.

Если сейчас признают, что Соколов, который уже был замечен в жестоких издевательствах над женщиной, во время убийства и расчленения находился в состоянии аффекта, то все мудаки, склонные к насилию, получат полный картбланш. Женщин будут продолжать бить и убивать под громкое одобрение снизу и сверху. 

Если мужчин из комментариев к посту Бузовой, а также из университетско-преподавательсткой среды не останавит закон и общественное осуждение — они будут продолжать бить и убивать. Теперь может даже с новой силой.

Мужчины становятся агрессивными, когда у них кончаются аргументы, когда они морально слабее, а физически сильнее объективно. И на этом, физическом уровне взаимодействия женщина находится один на один с противником, превосходящем ее в силе. И абсолютно ничего не может сделать, если у нее нет под рукой сковородки. А опытные жертвы знают, что ответную агрессию лучше не проявлять — лучше сразу прикинуться мертвой, чтоб не раззодоривать.