Каток из космоса


Если бы чайник вскипал мгновенно и мне не приходилось подходить к окну, пока я его жду – я не узнала бы, какой насыщенной, разнообразной и, главное, спортивной жизнью живет наш двор.
Но у нас медлительный и молчаливый чайник, он никогда не шебуршится и не скрипит, пока закипает. Мы с ним — противоположные темпераменты, он меня притормаживает. Наш чайник-флегматик.

И я все жду его, стою у окна, смотрю наружу со своего 17-го этажа, из своего экзистенциального кошмара. Усилием воли приглядываюсь к деталям, рассеиваю внимание, растаскиваю взгляд.

Во дворе две спортивные площадки. Когда снег выпадает ночью и дворники уже спят — всегда находится кто-то неленивый, кто вытаптывает в снегу огромные слова, иногда имена, иногда признания, иногда фаллические символы. Мне кажется, их прекрасно можно разглядеть из космоса, не то что с 17-го этажа.

Но утром все уже вычищено. Поём мы славу трудолюбивым среднеазиатским народам, для которых снег совершенно чуждая, а может даже враждебная субстанция. Они так яростно с ним борются, что иногда можно проспать снегопад и проснуться, когда его последствия устранены подчистую… Цивилизация.

Бывает, сидишь дома, смотришь в окошко, снежок себе безмятежно сыплется, прям как на старой открытке «С новым годом!», аж душа радуется. «За окнами снег, и вороны под снегопадом…» А как выйдешь в город – оказывается, все тут со снегом борется – и армия дворников, и дивизии снегоуборочных машин. А потом еще вывозят камазами.
«Большиииие го-ро-да (аккорд)!» – как пела группа Би 2, ничего не поделаешь.

То, что летом было искусственным газоном и дворовой футбольной площадкой – теперь искусственный каток (нет, будет не о том, что все вокруг ненатуральное – у меня из другого окна весьма настоящий сосновый бор с пахучими соснами).
Просто для южного человека это экзотика – когда под окном играют в хоккей. Коньки, шайбы, клюшки – все своё и где-то близко лежало. Только залили, только подмерзло, и народ посыпался на лед в полной амуниции. Мама говорит, наш сосед (60+) тоже недавно с клюшкой куда-то шел. Массовый дворовой спорт жив, ура и все такое.

А сегодня в ночи видела прекрасное. Двор пустой, каток свежеприпорошенный тоже пустой, и одинокий мэн под градусом – круги нарезает, вензеля выписывает.
Что за спасительная мысль – напиться, достать коньки с антресолей (или где они там лежат у москвичей-аборигенов) и пойти покататься!
Он ездил покачиваясь, нетвердыми широкими шагами, руки за спину.
И фонари светили ему одному, и деревья склоняли над ним свои ветви, и свежие снежинки ложились на лед. Графика. (Рядом по дорожке ходила тетя с белым песиком и было видно только поводок — белое на белом. Как у Малевича).
Иногда он подъезжал к своей сумке – отхлебнуть-приложиться. Пару раз упал, лежал спокойно с прямой спиной или медленно делал «звездочку».
Тогда казалось, что дома кружатся вокруг него и я вместе со своим окном тоже кружусь вокруг пьяного фигуриста. Вертолётики наоборот.
Но он вставал и ехал снова и снова. И в каждом (третьем) окне ему кто-то завидовал.
Мало ли, что у человека случилось? А он как-то справляется.

Leave a comment