Мать драконов


Внезапно я понимаю, что давно и отчетливо нахожусь в ситуации согласования своей жизни и Асиных планов на будущее. И говорю ей, например:

— Ты идёшь на репетицию? Как ты себя чувствуешь? Или ты занята?

— Ммм… Завтра будет ясно…

— А в бассейн пойдёшь со мной?

— Ммм…

— Ась!

— Мам, короче, я все решу и смогу сказать тебе ЗАВТРА.

И кладёт трубку.

Да, тут в ее планы вошла хорошая фигура и плаванье в бассейне. И хотя я ничего такого не предполагала, после месяца нежной, грамотной обработки и нейролингвистического программирования («тебе надо руки подкачать», «после сорока – хотя бы планку обязательно делать, я уж про тренажеры молчу», «как хорошо было бы сейчас в хамамчик завалиться», «ну и что, что клуб далеко! – зато пока будем обратно ехать – не будем жрать, что и есть самое трудное после тренировки») я застала себя за столом менеджера фитнес-клуба ворлд джим, оформляющей две клубные карты.

Теперь у Аси заболело колено, и я хожу одна. На тренажеры. Кстати, мне нравится.

— Ну, как ты сегодня позанималась там одна?

— Ой, хорошо! Никто не подгонял, спокойно все поделала, поплавала туда-сюда сколько хотела…

— Мам, тебе понравилось там без меня? Где ты держишь своих сорок котов?

— Каких сорок котов?!

— С которыми живут одинокие женщины. Превращаешься на глазах.

Последовало и продолжение. Говорю:

— Обещала Ире прийти на спектакль, а мы не идем. Что теперь я ей скажу?

— Скажешь, у тебя кот заболел.

Или ещё в другой ситуации неприятно себя обнаружить. Когда оказывается, ты стоишь над фантиком на чистом ковре и вопишь чисто как человек с маниакально депрессивным синдромом: — Ну откуда, откуда тут мог взяться этот фантик? Только пропылесосили!

И Ася такая приходит медленно из другой комнаты. И без того немаленькая, а тут ещё в широченных штанах, загораживает весь дверной проем. И говорит:

— Я уронила, а что?

И смотрит.

И тут я трусливо молчу. Хотя передо мной седьмой фантик на полу в этот день. В такие моменты я обычно всегда молчу или бормочу что-то неразборчивое. И она его подбирает и уходит.

Как вы думаете, это как считается? Как 1:0? Или как 1:1?

Я точно чокнусь.

А вот хук справа:

— Мам, мы в город идем, накрасься, пожалуйста…

— Только ради тебя, Ася, только ради тебя.

— Ну, ради меня можно и на что покруче решаться.

Или диалог про без вопросов 10:0 в ее пользу:

— Ася, опять ты пыль не вытерла.

— Я только соберусь – смотрю, ты уже сама все убрала!

— Так мне пришлось. Я ждала неделю. И не хочу в пыли сидеть, но не могу же я все сама. Силы-то на исходе.

— Ну, так возьми яйца в кулак и заставь меня убрать!

И даже такое не утешает:

— Когда ночью я иду в туалет без тапок, я боюсь встретить тебя в коридоре.

И все равно идет без тапок. Все равно идет! Я везде проиграла.

Тут мне сказали, что последнее время я только про Асю (12 лет) пишу. А как же Гас (16 лет)? Во-первых, он редко бывает дома. И во-вторых тоже. И даже когда дома, он как бы… ну вы знаете, у кого дети взрослые.

Недавно выхожу на кухню в два ночи, а он все еще играет по сети.

— Мам, говорит – все пацаны собрались и играют.

— И Саша?

— И Саша.

— И мама ему разрешает? Зная Сашину маму, я чей-то сомневаюсь.

— Вообще-то он взрослый и успешно борется за свои права.

— А ты? Успешно борешься?

— А у меня другой подход.

Это очень странное, холодящее чувство – что ты больше не авторитет своим детям. Что они тебя любят, но при этом морально сильней. И взаимодействуют только в той форме и в то время, которые сами выбирают. И трон у них и скипетр. Они победили. Ася в лобовой атаке, Гас – обходным маневром.

Перефразируя гениальную Полозкову: «Если слова — это тоже деньги, то они мне не по словам». Где мои сорок котов? Или пойти взять яйца в кулак?

Leave a comment